Юшатыр
-11 °С
Облачно
75 лет Победы
Все новости
Сәнәғәт
6 Февраля 2021, 11:34

Лучший в мире вертолёт в плену. Бумажном

35 лет назад в Башкирии родилась целая уникальная отрасль сверхлёгкой авиации. Родилась и… не растётКогда Кумертау называют городом авиастроителей, большинство людей думают, что это все благодаря Кумертаускому авиационному производственному предприятию, выпускающему вертолеты марки «Ка». А вот о том, что этот глубинный городок стал практически столицей России по производству сверхлегкой авиации, знают немногие. Тем не менее это так. Перенесемся на 35 лет назад.

Из оборонки — в башкирскую глубинку

Уникальная фирма «Ротор», точнее, опытно-конструкторское бюро, появилось в Кумертау еще в советские годы из сплава мечты и реальности. Все получилось просто, но случайностей не бывает, особенно в авиации. Собралась группа мужчин, одержимых мечтой летать, стали конструировать дельтапланы, другие аппараты, способные парить над землей. Дело, основанное на конструкторском таланте, заладилось, самолеты получались, каких не было ни у кого. Пошли победы в соревнованиях, рекорды. Так в Башкирии родилась целая отрасль сверхлегкой авиации.
Здесь надо обязательно сказать, что у этой истории есть главный герой, без которого ничего бы не было — основатель и бессменный главный конструктор «Ротора» Виктор Хрибков. Корни Хрибкова — в Прокопьевске, в Кузбассе. Еще в пятом классе, придя в авиамодельный кружок, Виктор определился с выбором жизненного пути. Поступил на факультет самолетостроения Новосибирского политехнического института. Уже тогда друзья-студенты втихую собрали в гараже вуза самолетик с мотоциклетным мотором втихую — он до сих пор там, говорят, стоит как учебное пособие, ведь преподаватели запретили вывозить студенческое творение. Потом по направлению работал на одном из оборонных заводов Свердловска. За пять лет стал инженером первой категории, что бывает довольно редко. И все эти годы, да что там, всю жизнь Хрибкова не покидает еще одна страсть — любовь к спорту. К летному спорту.
В 1984 году он участвовал в полуфинале российских соревнований по дельтапланеризму в Мелеузе, где Александр Самойлович Палатников, легендарный генеральный директор Кумертауского авиазавода, сделал ему неожиданное предложение переехать в башкирскую глубинку, чтобы возглавить новый дельтаклуб при заводе.
Тогда, более 35 лет назад, молодые дельтапланеристы Виктор Хрибков, Юрий Бушуев и инженер Наиль Исмагилов легко убедили руководителей города в перспективности дельтапланов, в особенности для Кумертау. И работа в клубе буквально забурлила.
А потом образовалась по-своему уникальная фирма, работающая сразу по четырем направлениям: сотрудники конструировали новые аппараты, сами производили их и летали на том, что делали. А заодно обу­чали курсантов летному делу. 20 лет уже ОКБ производит летательные аппараты сверхлегкой авиации. В «Роторе» сохраняется дух творчества, желание летать и создавать новое. И сегодня производственно-конструкторское предприятие знают в мире.
— За это время мы сконструировали четыре типа дельтапланов, восемь типов дельталетов и семь моделей крыльев для них, автожир, шесть различных микросамолетов, а в 2005 году — единственный в мире микровертолет соосной схемы, — рассказывает Виктор Константинович. — Изготовили 400 летательных аппаратов. Научили летать около 500 курсантов. Подготовили пять мастеров спорта, трех кандидатов в мастера спорта. Юрий Бушуев и Александр Бородин стали мастерами спорта международного класса. Коллектив не пропустил ни одного соревнования по сверхлегкой авиации, в какой бы части России или мира они ни проходили. И каждый раз добивался успеха.

Владимир Путин обратил внимание

В 90-е годы КумАПП отпустил свой клуб в свободный полет: выживайте, дескать, сами, как сможете. Клуб не только выжил, но и по-настоящему встал на крыло.
В 1998 году россияне в шоке от дефолта, а самолет «Птенец», сконструированный и произведенный в «Роторе», занимает третье место на Кубке мира. В 1999 году Юрий Бушуев завоевал бронзу на чемпионате мира в Венгрии. В 2001-м дельталеты «Урал» и «Птенец» участвовали во Всемирных авиационных играх в Испании, где сборная России, костяк которой составляют пилоты сверхлегкой авиации из Башкирии, завоевывает первое место. В 2019-м на чемпионате Европы в командном зачете россияне заняли второе место, уступив спортсменам из Чехии. Это было первое командное серебро за отечественную историю летного спорта. Защищал честь страны в составе сборной на самолете «Птенец-3», спроектированном и изготовленном в ОКБ «Ротор», самый молодой пилот Вадим Ширков — ему тогда было всего 23 года, внук Виктора Хрибкова.
Вообще, «Птенец-3» — признанный лучший ультралайт в России, трижды бронзовый призер чемпионатов мира.
В 2005 году взлетает новый соосный двухместный микровертолет «Орленок», переименованный в «Роторфлай», не имеющий аналогов в мире. Взлетный вес не превышает 500 кг. По всем параметрам — летательным и эстетическим — была признана его оригинальность, и он оказался, по оценкам специалистов, лучшим в мире. Это выявилось в ходе демонстрационных полетов в Германии.
Успешная презентация «Орленка — Роторфлая» состоялась на МАКС-2005, но осталась незамеченной СМИ. Впрочем, к пиару Хрибков равнодушен: в своем сообществе он и так известен, к нему приезжают из-за рубежа те, кто заинтересовался моделями ОКБ. В сборочный цех потянулись иностранные покупатели-инвесторы: итальянцы, немцы, американцы, японцы, китайцы.
«Родители» кумертауской двухместки — конструктор Борис Поднебеснов и, собственно, Виктор Хрибков. Этот вертолетик демонстрировался на выставке «Сочи-экспо» в 2013 году. Внимание на него обратил президент РФ Владимир Путин: «Это очередной прожект?» — недоверчиво спросил Владимир Владимирович. «Нет, летает!» — заверили президента и включили рекламный ролик, на котором двухместная «табуретка» парила на полюсе холода в Якутии. «Я бы на нем в Кремль летал на работу», — заметил Путин и спросил, сколько нужно денег для запуска в серию. Наши назвали точную сумму — 75 миллионов рублей. Президент тут же дал команду сопровождающим: «Выделить!» Через два месяца деньги дошли до Башкирии и… растворились неведомо где. Прокуратура занялась поисками, но не нашла.
Зато модель, сконструированную Поднебесновым и Хрибковым, по достоинству оценили китайцы, выкупили у ОКБ «Ротор» проект вертолета для производства в Куюргазинском районе.
Строительство цеха по сборке летательных аппаратов стартовало в 2015 году в рамках совместного инвестпроекта с китайской компанией «Утун». На площадке в 60 гектаров возвели корпус, где разместили сборочный участок, рабочие кабинеты и учебные классы, теплые и холодные ангары, столовую, вспомогательные помещения. К зданию примыкает взлетно-посадочная полоса длиной 600 метров. Общий объем вложений достиг 190 млн рублей. На должность директора и авиаконструктора взяли Хрибкова, но через год под давлением «друзей» отказались от его услуг. У нового гендиректора дела не пошли, китайский партнер приостановил деятельность, а в отношении ООО «Роторфлай» открыли конкурсное производство. Китайцы, между тем, на основе микровертолета сделали у себя отличный беспилотник.
Надо заметить, серийным производством сверхлегких вертолетов в мире, как подсчитал Хрибков, занимаются всего шесть стран. Теперь и Россия в их числе, но…
Надо сказать, что мотодельтапланы и микросамолеты в «Роторе» давно поставили на поток, а вот на вертолет, чтобы довести его до серии, нужно немало средств — комплексные испытания, технологическую оснастку, получение сертификата (это вообще долгая, дорогая, нервозатратная процедура).
— Чтобы постоянно работать, я должен получить так называемый «сертификат типа», — поясняет Хрибков. — За него нужно заплатить каким-то госструктурам 50 — 70 млн рублей. Да еще истоптать тьму кабинетов, на что уйдет два-три года. А вот в Германии это делают в три раза дешевле и всего за год.
Еще одна проблема — разрешения на полеты. В 2008 году ввели уведомительную систему: сообщаешь по рации о своем полете — и на взлет. В 2014-м ее отменили, теперь надо за сутки подавать заявку, а за два часа до вылета еще раз спросить о разрешении. Ну почему чиновники не хотят понять, что в авиации случайных людей не бывает? Представьте себе, заказчикам из Ханты-Мансийска мы делали самолет три месяца, а разрешение на полеты они оформляли 13 месяцев — уму непостижимо!
Казалось бы, авиаконструкторам и летчикам бьют по рукам всеми этими запретами. Но движением вперед жизнь обязана творцам, а не чиновникам, считает Хрибков. Их запреты не бесконечны, они когда-нибудь сдуются. Бросить же любимое дело для него немыслимо.

Долететь до макушки Эльбруса. Без крыльев

Несколько лет назад ОКБ «Ротор» заключило генеральное соглашение с подмосковной фирмой «Аэроэлектромаш» на разработку и производство трех вертолетов R-34. Кстати, возглавляет фирму Борис Сергеевич Малышев, в прошлом директор КумАПП.
— Мы вели работу над проектом сверхлегкого пилотируемого соосного вертолета R-34, — рассказывает Виктор Константинович. — В нем успешно сочетаются новые инженерные решения и большой опыт в разработке вертолетов соосной схемы. Он трехместный, двигатель мощнее, на нем можно дотянуть до макушки Эльбруса. Выставляли опытный образец на МАКСе-2019. Первый электрический двигатель по нашему техзаданию получился уникальный: вес всего 12 кг, мощность — 30 кВт, КПД — 90 процентов! Можно ставить и на самолет. В мире такими опытами занимаются до 50 фирм, в том числе «Боинг», «Аэрбас».Также мы возобновили производство самолетов «Птенец», они стали более симпатичными и аэродинамичными, прекрасно работают в любых климатических условиях, в том числе при минус 45 градусах. На Ямале на наших самолетах вообще интересным делом занимаются: собирают панты (рога) оленей. В Якутии «Птенец» перевозит людей, золотой песок, алмазы, взрывчатку, медикаменты. Главное, что наши самолеты востребованы и работают. Кстати, час эксплуатации «Птенца» обходится в 10 тысяч рублей, а тяжелого вертолета Ми-8 — в 180 тысяч.
В августе прошлого года глава Башкортостана Радий Хабиров провел выездное совещание по развитию в регионе сверхлегкой авиации и парашютного спорта. Оно состоялось на базе производственно-испытательного комплекса «Роторфлай» в Куюргазинском районе.
Перед началом совещания руководитель республики ознакомился с образцами сверхлегкого вертолета R-34 и самолета R-20M.
— Особенность наших машин в том, что они просты и надежны. Есть у нас и проект электровертолета. В случае успешного разрешения сложившейся ситуации мы хотели бы в течение года построить полноценный летающий экземпляр, — сказал тогда Виктор Хрибков главе региона. — Многие фирмы в России сегодня изучают возможности производства соосных вертолетов. А мы уже готовы к изготовлению таких машин.
Глава Башкортостана, впечатленный местными идеями и энтузиазмом, поручил правительству республики проработать варианты решения имущественных и юридических вопросов предприятия, а также оказать содействие его дальнейшему развитию.
— Наша задача — сохранить конструкторское бюро предприятия, — подчеркнул Радий Хабиров. — Чтобы в дальнейшем у нас собирали такие уникальные летательные аппараты. Если мы начинаем совместную работу, то проект должен быть успешным, и я надеюсь, что наши малые вертолеты и самолеты смогут составить достойную конкуренцию известной компании «Робинсон».
Ах, какие греющие душу слова! У кумертауских авиастроителей появилась, наконец, надежда оторваться от земли.
Читайте нас в